Оглавление
Великие географические открытия
Период в истории человечества, начавшийся в XV веке и продолжавшийся до XVII века, в ходе которого европейцы открывали новые земли и морские маршруты в... читать далее »
Статьи по истории Великих географических открытий
23.12.2011 00:00

АМЕРИКА 500 ЛЕТ НАЗАД: СОВРЕМЕННЫЙ ВЗГЛЯД. Великие Географические Открытия.

АМЕРИКА 500 ЛЕТ НАЗАД:
СОВРЕМЕННЫЙ ВЗГЛЯД.
Г.Г. Уидобро

500 лет назад с каравеллы Колумба увидели неведомую прежде землю. С этого момента началась новая страница в истории человечества - расширение рамок ойкумены, освоение гигантского континента, получившего название Новый Свет.

Что это было: открытие, колонизация, христианизация язычников? Завоевание, порабощение, индейское сопротивление? Встреча двух миров, двух культур? Каждая из этих концепций имеет приверженцев и в научных кругах, и среди широкой общественности. Интерпретация событий, берущих начало в октябре 1492 г., неоднозначна и зависит как от позиции, занимаемой исследователем, так и от точки зрения, с которой они рассматриваются.

В наши дни, в канун 500-летия, эти различные позиции выявились особенно наглядно, так как на первом плане оказался вопрос: годовщину какого события мы отмечаем? Перефразируя латинскую пословицу, можно утверждать: "Скажи мне, что ты празднуешь, и я скажу, кто ты".

В самом общем плане существующие концепции могут быть сгруппированы по трем направлениям. Европоцентристское подчеркивает вклад и значение миссии европейцев в Новом Свете; латиноамериканское выделяет значимость культур и традиций коренных народов континента, чье развитие было прервано чужеземным нашествием; последнее, примирительное, отмечает в первую очередь такой аспект, как встреча двух миров. Поэтому необходимо прежде всего определить - что же именно мы чествуем, не забывая, разумеется, о главном: высадка европейцев на американский континент изменила ход исторического развития и её значение для всего человечества бесспорно.

Заметим, что большинство интерпретаций этого события основано на узком, зачастую умозрительном подходе: события рассматриваются со стороны одного народа, одного континента и в рамках одного времени - прошедшего. Следовательно, они рассматриваются пристрастно, исходя из определенных интересов, логических и идеологических построений и вступая тем самым в противоречие с другими точками зрения.

Конечно, такой подход отнюдь не является единственно возможным и, как мы убедимся в дальнейшем, событие, 500 лет со дня которого мы отмечаем, можно рассматривать не только с местнических позиций, но и с общечеловеческих, беря за основу человека, и из другого временного измерения - из будущего. Но предварительно остановимся на указанных выше концепциях.

Америка, открытая 500 лет назад (европоцентристская концепция). Многие люди отметят как знаменательную дату день "открытия Америки" Колумбом 12 октября 1492 г., которое явилось результатом его знаменитого плавания, предпринятого для поисков западного пути в Индию. Безусловно, это событие имеет все основания быть отпраздновано, хотя рассматривать его как "открытие" — по крайней мере, ошибка, если не преднамеренное искажение.

Во-первых, ошибочна информация о том, что Колумб был первым европейцем, ступившим на американский континент. Ведь несколькими столетиями раньше викинги и другие скандинавские мореплаватели уже высаживались на его берегах. Известно, что Бьярн Херьюлфсон, исландский торговец, в 986 г. посетил Северную Америку, а около 1000 г. Лейф Эриксон, плывя в Гренландию, высадился на этой земле и дал ей название Винландия. Однако долгое время об этих исторических фактах было практически неизвестно.

Мы знаем, что викинги успешно проникали в различные местности европейского континента. Почему же они не закрепились в Америке? Почему европейцам не было известно об открытых викингами землях?

Очень возможно, что викинги все же укоренились вдоль северного побережья американского континента, как это им удалось на Гренландском побережье, где они расселились небольшими группами, и лишь неблагоприятные климатические условия и отсутствие поддержки со стороны своей "штаб-квартиры" помешали им достичь здесь такого же процветания, какого они достигали в большинстве случаев, когда высаживались вдоль Северной Европы.

Возможно также, что европейцы знали о существовании открытых викингами земель - от них самих или же из других источников. Недаром биографы Колумба неоднократно поднимали вопрос о возможности получения адмиралом доступа к информации, связанной с морскими течениями, маршрутами и землями в "Океаническом море" (Атлантическом океане), и о некоей географической карте, которая могла помочь ему в трудном, полном драматизма 70-дневном плавании.

Кроме того, напомним, что Колумб до конца жизни так и не осознал, что открыл новый материк, и умер в уверенности, что это и есть Индия, к которой он стремился. Да и в течение последующих столетий земли, принесенные им испанской короне, назывались Западными Индиями.

Во-вторых, если мы говорим об "открытии" как таковом, эта тема неожиданно приобретает своеобразное звучание. Можно открыть что-то неизвестное, что-то, о чем никто не имеет представления, например, землю, никогда ранее не виданную никем из людей. Но говорить об открытии Америки - континента, населенного миллионами людей, разными народами, часть которых достигла высокого уровня развития в области техники, социальной и духовной сферах, - значит отрицать тот факт, что американские аборигены имели представление о земле, которую населяли, отрицать саму их человеческую сущность.

Это отрицание выражается в равнодушии, пренебрежении, отказе признать у других существ наличие собственных намерений, целей. Их намерения воспринимаются как чуждые или даже противостоящие, а единственным методом подавления этих намерений становится насилие во всех его формах - физическое, расовое, религиозное, экономическое или моральное.

Мы не сомневаемся: Колумб осознавал, что открыл новые земли. Он "открыл" континент для себя и тех, кто его послал. Он открыл также местное население, но не воспринял их как человеческие существа, скорее как объект своих намерений и действий. Уже во время первого плавания Колумб превратил в рабов нескольких индейцев, и в этом акте насилия можно увидеть символ и прообраз того обращения, которое европейцы уготовили коренным народам континента.
.
И в наши дни, когда речь заходит об "открытии" Америки, многие все еще смотрят на это событие глазами европейцев 1500 г. Но если это так, то в самом сокровенном уголке своего сознания такой человек обнаружит - на пороге XXI в.! - презрение к американским аборигенам и преклонение перед европейцами.

Сопротивление индейцев (латиноамериканская концепция). Некоторые исследователи, прежде всего в странах Латинской Америки, рассматривают высадку европейцев на американском континенте как попытку подчинения культуры одного народа культуре другого, привезенной из Европы. С этой точки зрения празднование 500-летия является оскорблением для коренного населения Америки, отрицанием культуры доколумбовых цивилизаций. Сторонники такого подхода хотят призвать мировую общественность заклеймить позором насилие, начавшееся пять веков назад и называемое колонизацией. Они определяют колонизацию как истребление коренного населения, нарушение прав человека, отказ в праве пользоваться своим достоянием, порабощение индейцев, разгром культуры древних цивилизаций континента.

Не составит большого труда сверить с источниками и рассказать о тех ужасах, на которые оказались способны европейские завоеватели Америки. Но в рамках данной статьи нет необходимости ни углубляться в эти исследования, ни тем более брать на себя роль судьи. Признавая реальность этих фактов, мы в то же время в первую очередь должны обратить внимание на последствия, вытекающие из латиноамериканской концепции, и их значение для сегодняшнего дня.

Порабощение американских народов европейскими государствами было выражением главной социальной цели - грабежа для первоначального накопления капитала и дальнейшей колонизации земель. Оно осуществлялось под прикрытием мракобесных взглядов и идей христианизации и на других континентах, но в Америке проявилось с особой силой. Однако вспомним: европейские народы находились в те времена под таким же гнетом, как и завоеванные ими американские аборигены. Галеоны везли золото лишь для сеньориальной верхушки Европы.

Поэтому, даже оставляя в стороне требование сторонников латиноамериканской концепции о решительном осуждении мировым сообществом действий европейцев в Америке (что практически невозможно), следует признать, что поддержка данной концепции, как, впрочем, иевропоцентристской, является анахронизмом. Это взгляд из прошлого, не признающий и не принимающий все происшедшее в Америке в течение пяти столетий.

Может ли такой подход в существующей сегодня многокультурной и многонациональной Америке способствовать сохранению этнического и культурного разнообразия и в то же время помочь интеграции этносов Америки в мировое сообщество? На этот вопрос следует ответить отрицательно. В то же время латиноамериканская концепция ничего не дает и для понимания и решения проблем будущего Латинской Америки. Наоборот, такая позиция, движимая неприятием всего европейского, предрасполагает к насильственным действиям, не несущим в себе никакого конструктивного начала.

Встреча двух миров и двух культур (примирительная концепция). Празднование 500-летия как "Встречи двух цивилизаций", или двух культур, на первый взгляд кажется наиболее обоснованным по сравнению с предыдущими, диаметрально противоположными концепциями, поскольку в его основе лежит попытка преодолеть противоречия между ними. Однако это определение требует по крайней мере трех комментариев. Во-первых, следует дать объяснение, что понимается под словом "встреча", во-вторых, почему речь идет только о двух культурах, и, в-третьих, нуждаются в разъяснении этические и психосоциальные аспекты этой концепции.

    1. Когда речь идет о "встрече" двух или более групп, мы представляем, что каждая из них вышла откуда-то и встретила другую, случайно или преднамеренно, на своем пути. Но можно ли определять термином "встреча" такое действие, когда один из ее "участников" приходит в дом к другому и насильственно захватывает его? Здесь можно усмотреть, мягко говоря, недоброжелательность, в данном случае к американским аборигенам. К тому же европейцы пришли на новый континент не в целях "встречи" с американцами, а стремясь использовать их для собственного обогащения. Поэтому термин "встреча" двух культур представляете нам натяжкой, прежде всего в семантическом смысле.

    2. Говорится о встрече "двух культур". Но что об этом могут думать десятки миллионов американцев африканского происхождения, потомки африканцев, привезенных в Америку в качестве рабов на смену уничтоженной местной "рабочей силе"? Разве их культура и человеческий опыт, их верования, ритуалы, искусство не вошли составной частью в американскую цивилизацию в первые же столетия ее становления? Позднее азиатские и арабские иммигранты также укоренились в Латинской Америке, и их потомки сегодня стали президентами в таких странах, как Перу и Аргентина. Справедливо ли, принимая во внимание вышесказанное, сегодня говорить о чествовании "встречи двух культур"?

    3. В социально-психологическом смысле нельзя перечеркнуть историю, даже с самыми лучшими намерениями. Во взаимном опыте отношений конфликты занимают слишком большое место, отражаясь в психологии народов, и в случае их неправильного решения и восприятия коллективной психикой они выльются в страх, недоверие и дисгармонию в будущем. С этой точки зрения, говорить о "встрече" двух миров значит молчаливо оправдывать форму и содержание завоевания Америки, узаконивая прошлые механизмы отношений. Прошлое и то, что оно означает для народов, не должно ни замалчиваться, ни забываться, оно должно быть осознано.

Безусловно, примирительный дух, содержащийся в концепции "встречи", достоин всяческих похвал, но примирение не может строиться на незнании исторических фактов и человеческих поступков, лежащих в их основе. Поэтому психосоциальные аспекты предстоящего юбилея необходимо проанализировать.

Как видим, каждая из представленных здесь концепций страдает определенной узостью взгляда. Этого недостатка можно избежать, если мы подойдем к 500-летию с позиций философии гуманизма.

Взгляд, устремленный в будущее. Народы, не способные научиться чему-либо на уроках собственной истории, обречены на ее повторение. Человечество не может позволить себе роскошь отметить 500-летие, не осознав глубоко предыдущий исторический опыт.

Если формы социальных отношений определенного исторического времени были присущи лишь этому времени и нежелательны для переноса в другие исторические времена, то мы должны понять, что от отношения к прошлому зависит наше будущее. Поэтому оценка прошлого в дискриминационном ключе, с выражениями ненависти или же наивным желанием примирения не дает твердой основы для построения желаемого будущего.

Сегодня в нашем, все более взаимозависимом мире любая концепция, предполагающая разделение людей по их происхождению - расе, полу, возрасту, культуре, религии и т.д., представляет собой возврат в прошлое. Не эти второстепенные признаки характеризуют человека как такового, а его способность к свободному волеизъявлению, его целенаправленные действия в мировом пространстве. Человек по своей сущности творец и преобразователь окружающей его действительности, что относится как к природным, так и социальным условиям, в которых ему суждено родиться и жить. В этом смысле в наши дни удалось преодолеть содержание общественных моделей, присущих XV-XVI вв., но форма данных моделей, поскольку все еще существует разделение людей и насильственный характер их общественных отношений, во многом сохранилась. Поэтому мы и предупреждаем об опасности, которую представляют три вышеупомянутые концепции, сохраняющие этот подход. Сознание человека не пассивно и не инертно, оно активно. Исследователь, рассматривая прошлое, привносит свой менталитет, использует определенные социальные категории как инструмент познания и рассматривает прошлое, исходя из настоящего. Исторический процесс понимается как результат целенаправленного стремления народов преодолеть влияние предопределяющих его причин, а не как процесс прогресса и регресса в историческом движении, напоминающем маятник.

Но исходя из настоящего, мы думаем о будущем. Исследуя историю пятивековой давности и наталкиваясь на препятствия, встречающиеся на этом пути, ученый в своем понимании истории "от человека" должен основываться на следующих положениях:

    1. Признание, а не отрицание фактов, в результате которых было прервано развитиедоколумбовых цивилизаций. Подавление стремления народов реализовать свою судьбу, расовое, экономическое, политическое и религиозное порабощение являются механизмами экспансии и завоевания и представляются нам сегодня глубоко реакционными.

    Прежде чем интерпретировать факты, необходимо понять, что существуют различные интересы, которые предопределяют появление различных концепций. Надо суметь описать намерения и мотивы действий отдельных людей и социальные процессы, понять, что доводы каждого действующего лица были истинны для него самого в момент действия. Не существовало и не существует единой правды для всех. Для Колумба и его общества их правда была истинной потому, что отвечала их интересам. Однако американские аборигены не могли принять эту "правду".

    2. Сотрудничество между народами, призванными совместными усилиями решать проблемы человека и общества, уменьшать разрыв в общественном развитии, технологии и науке, который существует сегодня между развитыми и развивающимися странами.

    3. Солидарность между народами и готовность ненасильственного разрешения всех конфликтов; необходимый в связи с этим пересмотр концепции военного противостояния и нарастающее сокращение огромных ресурсов, предназначенных для военно-промышленного комплекса.

    4. Рассмотрение истории с точки зрения модели будущего, которое мы стремимся построить. Эта модель должна служить точкой отсчета в процессе переживаемых нами перемен. Другими словами, надо изменить условия в мире, ведущие к насилию, в которых до сегодняшнего дня осуществляется исторический процесс, основанный на гигантских антагонизмах или навязывании одной модели развития в ущерб другой.

Все эти рассуждения могут показаться абстрактными, на самом же деле в нашу переломную эпоху они становятся весьма злободневными.

Размышляя о дате, отстоящей от нас на пять столетий, следует отбросить прямолинейную и причинностную концепцию истории, рассматривать исторический процесс с позиции человеческой интернациональности. Это значит рассматривать историю с точки зрения мира, не разделенного границами, с существующим в нем разнообразием рас и культур, в центре которого стоит человек; мира, устремленного к формированию великой общепланетарной человеческой нации.

© WIKI.RU, 2008–2017 г. Все права защищены.