ВОВ
Великая Отечественная война
Название «Великая Отечественная война» стало использоваться в СССР после радиообращения Сталина к народу 3 июля 1941 года. В обращении слова «великая» и «... читать далее »
Новости по истории Великой Отечественной войны
12.02.2013 01:50

Красная звезда и белый орел. Великая Отечественная война.

Красная звезда и белый орел
Не все польские военнослужащие пожелали под началом генерала Андерса выехать из СССР в 1942 году — в дни, когда разворачивалась тяжелейшая Сталинградская битва.

Не видя в ближайшем будущем перспектив открытия второго фронта, но искренне желая сражаться с гитлеровцами не где-нибудь в Африке, а на европейском театре военных действий, офицеры и младшие командиры во главе с полковником Зигмундом Берлингом остались в СССР и явились костяком польской дивизии, затем корпуса и, наконец, армии, сражавшейся на советско-германском фронте.

В условиях дипломатического конфликта между СССР и польским эмигрантским правительством в Лондоне инициативу создания польской армии для совместной борьбы с гитлеровцами перехватил Союз польских патриотов. Созданный представителями левого крыла польского антифашистского движения во главе с писательницей Вандой Василевской и журналистом Альфредом Лямпе, Союз обратился к руководству СССР о формировании в составе Красной Армии польской дивизии. К ним и присоединились польские офицеры, отказавшиеся уйти вместе с армией Андерса в Иран, а также поляки — ветераны гражданской войны в Испании в составе интербригад К. Сверчевский, Ю. Хюбнер, Г. Торунчик и другие.

Именно легендарные интербригадовцы стали цементирующей основой и идеологами боевого братства по оружию польского формирования с советской армией.

Генерал Кароль Сверчевский (генерал Вальтер) — бывший командир 13‑й интербригады, выпускник и преподаватель Военной академии им. М. В. Фрунзе, в 1943 году был назначен заместителем командира 1‑го Польского армейского корпуса. После Великой Отечественной войны, будучи заместителем министра национальной обороны Польской Республики, генерал Вальтер командовал операцией, направленной против Украинской повстанческой армии (УПА), во время которой 28 марта 1947 года он был убит. Капитан Юлиуш Хюбнер (настоящее имя Давид Шварц) — заместитель командира по политико-воспитательной работе 1‑го пехотного полка 1‑й Польской дивизии им. Т. Костюшко. За первый бой у Ленино был удостоен звания Героя Советского Союза. После войны — физик-ядерщик.

В начале мая 1943 года Государственный комитет обороны СССР издал постановление «О формировании 1‑й Польской пехотной дивизии имени Тадеуша Костюшко». Формирование дивизии началось 14 мая в Селецких военных лагерях под Рязанью. Это важнейшее дело было поручено Зигмунту Берлингу — кадровому офицеру довоенной польской армии.













Недостатка в добровольцах не было. Уже в июле 1943 года количество прибывших к месту формирования первой польской дивизии в лагерь Сельцы над берегами Оки превысило число, необходимое для создания дивизии, и 19 августа 1943 года началось формирование целого польского корпуса. Из-за недостатка в офицерских кадрах (сказались последствия отъезда формирования Андерса) в часть были направлены более 450 средних и старших кадровых командиров Красной Армии: поляков и других национальностей (приблизительно две трети всего офицерского состава дивизии).

Новое польское соединение создавалось по штатам советской гвардейской пехотной дивизии — с лучшим вооружением и обеспечением.

Снабжение формирующихся польских частей вооружением по полному гвардейскому штату в условиях, когда все еще существовала нужда в нем для советских частей, говорит о том, что со стороны Советского Союза было сделано все, чтобы польский солдат вступил в битву в наиболее благоприятных условиях.

Боевая учеба началась в июне 1943 года, а 15 июля, к годовщине Грюнвальдской битвы, личный состав принял присягу, и дивизии было вручено знамя с надписью «За нашу и вашу свободу». Чтобы дивизия смогла отправиться на фронт 1 сентября 1943 года — в четвертую годовщину начала гитлеровской агрессии на Польшу, было решено сократить срок обучения.

Накануне отправки на фронт генерал (с августа 1943 года) Берлинг направил телеграмму Верховному главнокомандующему Сталину, в которой говорилось: «В сердце польского народа вечно будет жить горячая благодарность великому советскому союзнику, оказавшему нам в тяжелую минуту реальную помощь. Мы счастливы, что нам дана возможность сражаться совместно с героической Красной Армией, офицеры и солдаты которой покрыли себя славой исторических побед в борьбе за Сталинград, Орел и Белгород. Наша кровь, пролитая на фронте в борьбе с общим врагом, навеки скрепит дружбу польского и советского народов».

Между тем о сложности отношений и борьбе без правил в польском военном «истеблишменте» красноречиво говорит тот факт, что 2 июля 1943 года польский полевой суд, подконтрольный правительству Сикорского, признал Берлинга «дезертиром» и приговорил заочно к смертной казни.

5. Боевое крещение под Ленино

1‑я Польская пехотная дивизия им. Т. Костюшко была направлена на Западный фронт перед Оршанской наступательной операцией. В районе Вязьмы в ста километрах от передовой дивизия прошла дополнительную подготовку и обучение новым тактическим приемам и методам ведения наступательных действий по прорыву сильно укрепленных позиций противника, разработанным на основе опыта, полученного в 1943 году, и особенно — в сражениях на Курской дуге.

В числе нововведений были прекращение использования неэшелонированных подразделений, уменьшение полосы наступления дивизии с 3–4 до 1,5 км, введение вторых эшелонов на уровне дивизии и организация трехэшелонированного состава на уровне полка. Новые методы, которые надо было освоить польским солдатам, включали также организацию пехотного наступления сразу за создаваемым артиллерией огненным валом.

Вечером 23 сентября 1943 года части 1‑й дивизии начали пеший марш в сторону фронта и остановились в 15–25 километрах от передовой.

На совещании у командующего 33‑й армией генерал-полковника В. Гордова 7 октября командиры подразделений были ознакомлены с задачей 33‑й армии по захвату переправ через Днепр на пятикилометровом участке к югу от Орши в Горецком районе Могилевской области.

1‑я Польская дивизия должна была наступать в центре первого эшелона. Советские 42‑я дивизия генерал-майора Николая Мультана, занимавшая позиции справа от поляков, а также 290‑я дивизия генерал-майора Исаака Гаспаряна, чьи позиции располагались слева от них, получили аналогичные приказы в своей полосе наступления. Предстояло прорвать оборону противника на участке шириной два километра между Ползухами и высотой 215,5, овладеть рубежом реки Пневки, после чего развивать наступление в направлении Лосевок и Чурилова. Наступление было назначено на 12 октября. В течение двух ночей дивизия подтягивалась к району сосредоточения, где с 9 октября начала готовиться к выполнению поставленной задачи.

С учетом отдельного танкового полка имени Героев Вестерплятте дивизия под Ленино насчитывала 12.683 солдата. Это в три раза больше, чем было в наличии в каждой из соседних советских дивизий, обескровленных длительными боями. Несмотря на то что количество живой силы превышало уставное, дивизии не хватало 100 офицеров и 918 подофицеров. На вооружении имелось 7.536 винтовок, 1.724 пистолета-пулемета, 507 ручных и 166 станковых пулеметов, 335 противотанковых ружей, 96 артиллерийских орудий и 285 минометов, 32 средних и 9 легких танков.

Кроме того, на время сражения командование армии придало польской дивизии два полка артиллерии и минометный полк. Огневую поддержку ей должна была также оказывать гаубичная артиллерийская бригада.

На правом крыле наступал 2‑й пехотный полк подполковника Гвидона Червинского, на левом — 1‑й пехотный полк подполковника Франциска Деркса, второй эшелон составил 3‑й пехотный полк подполковника Тадеуша Пиотровского. Глубина ближней задачи для полков первого эшелона составляла 1,5 км, глубина последующих рубежей поставленной задачи — 7 км.

Перед фронтом 33‑й армии оборонялась немецкая 337‑я пехотная дивизия, насчитывавшая 18 тысяч солдат, поддерживаемая сильной корпусной артиллерией, танками и авиацией.

Польская дивизия располагала превосходством в живой силе, но немцы окопались на благоприятной местности с пригорками, многочисленными оврагами и деревнями, которые превратили в оборонительные пункты. Были оборудованы долговременные огневые точки, перед окопами установлены проволочные заграждения.

Польским воинам во время наступления предстояло преодолеть реку Мерею шириной 6–10 метров с полноводной от осенних дождей поймой шириной около 600 метров, превратившейся в мягкое, заросшее редким ивняком торфяное болото, которое без проведения предварительных инженерных работ было непроходимо для танков и тяжелого вооружения.

Разведка гитлеровцев знала, что на фронте появилась польская дивизия, которая должна вступить в бой на стороне советских войск. Понимая, какой политический резонанс в мире вызовет это событие, немцы готовились встретить костюшковцев ударами особой силы — чтобы деморализовать и разбить их. Вермахт применял на этом участке фронта новейшие образцы техники: танки «тигр», самоходные орудия «фердинанд» и шестиствольные реактивные минометы «Nebelwerfer».

Перед боем гитлеровцы транслировали пропагандистские передачи на польском языке, во время которых звучала мазурка Домбровского, а также призывы к польским солдатам переходить на их сторону, расправляться с командирами.

В ночь с 10 на 11 октября по приказу командарма была проведена разведка боем против фланга немецкой обороны. Благодаря этому удалось составить схему вражеских укреплений, но в то же время польские части демаскировались.

Бой под Ленино начался после артподготовки около 6 часов утра 12 октября атакой на немецкие позиции на высоте 215,5 двух батальонов 1‑го полка. Нескольким взводам удалось преодолеть проволочные заграждения и ворваться в первую линию окопов. Попытки немцев выбить оттуда атаковавших закончились безрезультатно. Это был первый успех под Ленино. Но начало общего наступления откладывалось из-за густого тумана.

Наконец раздались первые залпы «катюш», начавших артподготовку. Вслед за ними открыли огонь советская и польская артиллерия. После рукопашной схватки первая траншея немцев была захвачена. Завязался бой за вторую. В ходе нескольких яростных атак костюшковцы сломили сопротивление врага и заняли высоту 215,5, что позволило освободить населенные пункты Тригубово и Ползухи.

Плечом к плечу с польскими воинами сражались их советские братья по оружию. В воздушных боях принимала участие французская эскадрилья «Нормандия», потерявшая в ходе сражения двух летчиков.

В первый день наступления польская пехотная дивизия прорвала первую позицию обороны противника, продвинулась на два-три километра и выполнила задачу дня.

Однако дальнейшее продвижение оказалось невозможным. Отсутствие успеха на соседних участках оголило фланги наступавших. Танки не смогли переправиться на другой берег Мереи и поддержать пехоту. Подвоз боеприпасов частям первого эшелона был дезорганизован сильным артиллерийским огнем противника.

Немцы подтянули подкрепления и начали контратаки. Деревни Ползухи и Тригубово дважды переходили из рук в руки. Немецкие самолеты начали атаки на польскую пехоту, лишенную зенитного вооружения, заходя группами по 12–24 машины. В результате ожесточенных боев гитлеровцам удалось потеснить польские подразделения, но выбить их за реку Мерею они так и не смогли.

Бой не затихал, в течение ночи костюшковцы продолжали отбивать немецкие контратаки. По ту сторону линии фронта было много польских «фольксдойче», призванных в вермахт. Ночью, используя знание польского языка, они проникли на позиции 1‑й дивизии и начали действовать ножами. Больших усилий стоило командирам не допустить паники, разобраться в ситуации, выявить в темноте и уничтожить диверсантов.

Отдельная разведывательная рота польской дивизии совершила ночной рейд в тыл врага, дойдя до села Тригубово, и стремительным налетом полностью уничтожила штаб немецкого дивизиона. Захватив карты с нанесенной на них схемой размещения огневых точек противника, рота вернулась в расположение.

13 октября дивизия получила приказ продолжить наступление. Ночью удалось переправить через Мерею свежие силы, боеприпасы и несколько танков. Утром следующего дня после получасовой артподготовки костюшковцы возобновили наступление, но на этот раз продвинуться вперед им не удалось. Отбивая контратаки вражеской пехоты с танками и самоходными орудиями, дивизия смогла лишь удержать захваченные ранее позиции. Плотность огня была настолько велика, а позиции противоборствующих сторон так близки, что от «дружественного огня» своих страдали обе стороны. Приходилось вызывать огонь на себя.

За два дня боев было убито 1.378, взято в плен 326 гитлеровских солдат и офицеров, уничтожено девять танков и самоходных орудий, 42 орудия и миномета, 41 станковый и 23 ручных пулемета, сбито два самолета.

Потери 1‑й Польской дивизии им. Т. Костюшко составили почти четверть личного состава: погибли, умерли от ран или болезней 510 человек (51 офицер, 116 подофицеров, 343 рядовых), 1.776 были ранены, пропали без вести — 652 человека, попали в плен — 116.

Советское командование в ночь на 14 октября 1943 года вывело 1‑ю Польскую дивизию в район деревни Николенки, где она оставалась в резерве 33‑й армии до 23 ноября.

В тяжелейших боях под Ленино польские воины выдержали боевое крещение, проявив высокие моральные качества. Подводя итоги после окончания боев, генерал Берлинг в приказе обратился к солдатам дивизии: «В длившемся два дня кровавом сражении вы доказали, что любите Отчизну, что в соответствии со стоящими перед вами великими целями вы умеете приносить великие жертвы. Поставленную перед 1‑й дивизией задачу вы выполнили геройски, доказав, что Польша жива, жаждет свободы и сражается за нее».

443 участника сражения были награждены 239 советскими и 247 польскими орденами и медалями, а капитаны Юлиуш Хюбнер, Владислав Высоцкий и автоматчица 1‑го отдельного женского батальона имени Эмилии Плятер Анеля Кживонь удостоены звания Героя Советского Союза. Последние двое — посмертно.

Бои под Ленино в военном отношении имели тактическое значение на обширном советско-германском фронте. Однако в политическом отношении данное событие означало, что на решающем фронте Второй мировой войны — советско-германском — появились войска новой регулярной польской армии, что наступил поворот в освободительной войне польского народа и в польско-советских отношениях. В этом бою польская кровь пролилась уже не в безнадежной попытке остановить натиск захватчиков, как это было в сентябре 1939 года, а в атаке, в наступлении, несущем победу и освобождение Польше.

Меньше чем через год после этой исторической битвы польский народ с цветами встречал более чем стотысячную польскую армию, ядром которой была 1‑я дивизия им. Т. Костюшко. К концу войны в рядах народного Войска польского находились 330 тысяч воинов. Вместе с советскими войсками они освободили свою землю и дошли до Берлина. Пять тысяч польских солдат, младших командиров, офицеров и генералов, 29 воинских частей Войска польского были награждены советскими орденами и медалями, а 1‑я пехотная дивизия — дважды.

Лучшие польские бойцы принимали участие в Параде Победы на Красной площади 24 июня 1945 года.

Битва под Ленино стала новой точкой отсчета в истории вооруженных сил послевоенной Польши. С 1950 по 1991 год ее годовщины отмечались как День Войска польского.

Память жива

Белорусский народ, на земле которого состоялось это сражение, свято чтит память о боевом братстве, скрепленном совместно пролитой кровью. В поселке Ленино на высоте 215,5 в 1968 году был открыт Музей-памятник советско-польского боевого содружества. Неподалеку от музея — две надмогильные плиты в память о погибших советских и польских воинах, перед которыми зажжен Вечный огонь. Авторы комплекса — архитекторы Я. Белопольский и В. Хавин, скульптор — В. Цигаль, конструктор — А. Судаков.

Декретом Госсовета ПНР поселок Ленино в 1968 году награжден орденом «Крест Грюнвальда» 2‑го класса.

Деревня Тригубово, в боях за которую воины 1‑й Польской дивизии продемонстрировали волю к победе и героизм, в память об их подвигах ныне называется Костюшково.

Битве под Ленино также посвящен польский фильм 1978 года (в 1982‑м расширен в телесериал) «До последней капли крови» (польск. «Do krwi ostatniej») режиссера Ежи Гофмана. А танкистам 1‑й Варшавской танковой бригады имени Героев Вестерплятте 1‑й армии Войска польского был посвящен полюбившийся всем восточноевропейцам польский телесериал режиссеров Анджея Чекальского и Конрада Налецкого «Четыре танкиста и собака» (1966–1970).

В Интернете на одном из сайтов, посвященных Музею советско-польского боевого содружества, посетитель под именем «Лена» 12 октября 2012 года оставила сообщение: «Хорошо, что есть вещи, которые находятся вне политических амбиций. Вечная память и слава защитникам нашей земли!».

Хочется верить, что спустя много-много лет эти слова не потеряют свою актуальность и будут звучать у музея из уст белорусов, русских и поляков так же гордо и искренне.

http://vsr.mil.by/2013/02/13/krasnaya-zvezda-i-belyj-orel-3/

© WIKI.RU, 2008–2017 г. Все права защищены.