ВОВ
Великая Отечественная война
Название «Великая Отечественная война» стало использоваться в СССР после радиообращения Сталина к народу 3 июля 1941 года. В обращении слова «великая» и «... читать далее »
Статьи по истории Великой Отечественной войны
06.03.2014 20:44

Фронтовые эпизоды. Воспоминания сапера. Великая Отечественная Война.

Фронтовые эпизоды. Воспоминания сапера
По излечении в госпитале № 1243 г. Кемерово, после ранения в феврале 1942 г. под Волоколамском, я был направлен в формировавшийся в Сибири 6-й добровольческий сибирский стрелковый корпус (впоследствии 19-й гвардейский стрелковый корпус). С ним я прошел весь его боевой путь до конца войны, будучи командиром саперной роты, а затем дивизионным инженером гвардейской стрелковой давший. Корпус предназначался в основном для прорыва обороны противника и нанесения контрударов (он имел лучшее вооружение и отборный личный состав). Однако в раде случаев он переходил и к обороне. Приведу лишь некоторые боевые эпизоды действий войсковых саперов при переходе соединений корпуса к обороне.
 
1942 год. Калининский фронт
 
Во второй половине декабря 1942 г., после ожесточенных фланговых контратак частей 9-й и 16-й армий противника, соединения 6-го корпуса перешли к обороне на рубеже юго-западнее г.Белый Калининской области.
1-й роте 107 осапб, которой я в то время командовал, была поставлена задача на возведение ДЗОТ и устройство минно-взрывных заграждений перед передним краем обороны 75-й стрелковой бригады, входившей в состав корпуса. Работали в течение нескольких ночей под ружейно-пулеметным и минометным огнем противника, так как стрелковые подразделения бригады занимали выступ, который просматривался противником не только с фронта, но и с флангов. Кроме того, местность была открытая и ночью постоянно освещалась ракетами.
В течение двух первых ночей установили три минных поля перед передним краем обороны в районе деревни Плоская.
Саперы были одеты в белые маскхалаты и минирование осуществляли ползком. Предварительно каждый из них поднес к переднему краю из деревни Б.Клемятино по 4–6 противотанковых мин (ПТМ) типа ТМД-Б. При минировании сапер забирал по две мины (на ремне через плечо) и устанавливал их под снег на грунт (слой снега на возвышенности был небольшой). При установке и маскировке мин погибло несколько человек.
Наиболее сложной оказалась задача возведения ДЗОТ на переднем крае. Большие трудности возникли из-за значительного промерзания грунта в местах возведения сооружений и необходимости доставки к ним тяжелых деревянных элементов вручную. Взвод старшины Головина, начиная с третьей ночи (две ночи устанавливал минные поля), приступил к подготовке котлованов для установки остовов ДЗОТ. Разработка грунта велась с помощью ВВ, ломов, кирок и лопат. При этом перед подрывом зарядов личный состав отходил на значительное удаление и укрывался в складках местности. Вызвано это было тем, что после взрывов противник открывал по местам работ пулеметный и минометный огонь. Во второй половине ночи рыли котлованы вручную и к утру маскировали снегом (вскрытый грунт не успевал еще замерзнуть, а противник к этому времени прекращал огонь).
После подготовки котлованов и изготовления конструкций рота всем составом в течение трех ночей возводила ДЗОТ. При этом огонь противника поджидал саперов не только на переднем крае, но и при доставке сборных элементов к переднему краю. Особенно опасным для передвижения оказался участок от деревни Б.Клемятино до деревни Плоская – широкая долина с довольно крутыми откосами по бокам. Противник полностью простреливал ее с фронта и левого фланга. Пехотинцы называли эту долину «долиной смерти», так как при движении по ней войска несли большие потери. Не миновали обстрела и мы. Пришлось залечь, укрываясь в воронках и складках местности. Но терять время нельзя, а другого пути не было. Поэтому, изучив режим огня, решили продвигаться перебежками в краткие периоды затишья. Когда оставались сотни метров до деревни Плоская, усилился фронтальный пулеметный огонь. Он снова велся вплотную к земле – нельзя даже поднять головы. Что делать?
Решение предложил старшина Бордюг. Суть его проста: наиболее крупные элементы ДЗОТ (бревна) положить на снег и, прикрываясь ими, толкать их торцом перед собой под небольшим углом к направлению движения. Так и поступили. Несколько проще стало после доставки элементов к местам возведения ДЗОТ, так как личный состав сборку остовов осуществлял, находясь в ранее отрытых котлованах. Тяжелый и сложный труд. Но что поделаешь? Другого выхода не было, противник в любое время мог возобновить атаки, а пехоты в стрелковых батальонах очень мало – по 20–25 человек. ДЗОТ для них и защита, и возможность повышения эффективности ведения огня.
После выполнения задачи саперы вернулись в лес западнее Клемятино, не досчитавшись многих своих товарищей.
 
1944 год. Калининский фронт
 
Район Новоржева. В конце апреля 65-я гвардейская стрелковая дивизия 19-го гвардейского стрелкового корпуса 10-й гвардейской армии после непродолжительного отдыха и доукомплектования сменила подразделения 118-го укрепленного района и заняла оборону на рубеже Дубравы – Бородино. Здесь дивизия находилась около двух месяцев. Оборона совершенствовалась почти круглые сутки: подготовлены три фронтальных позиции, каждая из двух-трех траншей и одна отсечная позиция. Ночью саперы под огнем противника устанавливали противотанковые и противопехотные минные поля, готовили перед передним краем обороны проволочные спирали и рогатки. Большой вклад в организацию оборонительных работ в те дни внесли дивизионный инженер капитан В.Шамшуров и полковые инженеры капитаны Скляренко и Симаков.
Основу фортификационного оборудования позиций составляла система траншей и ходов сообщения. При этом сплошной на всем фронте обороны была, как правило, только первая траншея первой позиции. Вторая и третья траншеи отрывались только на наиболее важных участках. Прерывчатый характер имели также вторая и третья позиции. Отсечная позиция создавалась на левом фланге полосы обороны дивизии и состояла из двух траншей.
Траншеи и ходы сообщения отрывались, как правило, полного профиля. На участках с супесчаными и песчаными грунтами устраивалась «одежда» крутостей траншей из жердей, с заполнением промежутков между ними лапником. В стрелковых ячейках, примкнутых к траншее, обычно делались козырьки и бойницы. Под траншеи нередко использовались осушительные и придорожные канавы. На участках с высоким уровнем фунтовых вод подготавливались сооружения полузаглубленного типа. Некоторые участки траншей и ходов сообщения перекрывались, чтобы обеспечивалась защита личного состава от осколков мин и снарядов, попадающих в деревья. В водонасыщенных грунтах, а также в глинистых грунтах в период дождей на дно траншей и окопов укладывались лапник, хворост или жерди, кроме того, устраивались водосборные (водопоглощающие) колодцы и водосточные канавки. Во время проверки хода фортоборудования в полосе обороны дивизии особое внимание выполнению этих мероприятий уделял командир корпуса генерал Букштынович.
Для отрыва траншей, в том числе и на переднем крае обороны, наряду со стрелковыми привлекались и артиллерийские подразделения. Они каждую ночь выводились дивизионным и полковыми инженерами на запланированные участки (на данную ночь). Обусловливалось это малочисленностью стрелковых подразделений, да и физически артиллеристы были более сильными, чем стрелки.
Большое значение командиры всех степеней придавали звуковой и световой маскировке.
Наряду с траншеями и ходами сообщения силами подразделений родов войск и инженерных войск на оборонительных позициях возводились закрытые огневые и защитные сооружения. Для ведения огня из пулеметов, реже – противотанковых пушек возводились сооружения закрытого типа из дерева. Для защиты личного состава устраивались перекрытые щели, подбрустверные ниши и норы, блиндажи и убежища. Наиболее широко применялись перекрытые щели вместимостью 5–6 человек и блиндажи на 4–8 человек.
В районах развертывания пунктов управления полков и дивизии (обычно в лесу) возводились убежища котлованным способом. Их размеры и конструкции остовов определялись прежде всего наличием и качеством местных материалов. Чаще всего при возведении убежищ применялись остовы венчатой конструкции и из бревенчатых рам (из бревен, заготовленных на корню), в качестве остовов сооружений нередко использовались срубы домов и других деревянных построек близлежащих деревень. При этом сруб вначале разбирался (с маркировкой бревен), а затем собирался в котловане убежища.
Для наиболее важных элементов КП дивизии убежища возводились с мощными тюфяками для защиты находящегося в них личного состава от прямого попадания бомбы, снаряда или мины. Они обычно включали 5–7 слоев наката из бревен диаметром 40–50 см с прослойкой грунта между ними 10– 15 см. Длина бревен нередко превышала ширину котлована на 2–2,5 м и более в каждую сторону. Сооружения возводились вручную, с применением шанцевого инструмента. Заготовка лесоматериала осуществлялась вблизи возводимых сооружений, но с таким расчетом, чтобы не нарушались маскирующие свойства леса (выборочная рубка деревьев).
Основные усилия саперного батальона дивизии (96 гв. осапб) и саперных рот полков были сосредоточены на устройстве минно-взрывных заграждений перед передним краем полосы обороны.
При установке противотанковых минных полей применялись мины ЯМ-5 и ТМД-Б, а противопехотных – ПОМЗ и ПМД. Незначительное количество мин поставили в глубине перед ОП артиллерии. Всего в полосе обороны было установлено 14700 ПТМ и ППМ.
Стрелковые подразделения сооружали перед передним краем обороны малозаметные проволочные препятствия, размещали проволочные сети на кольях и рогатки. Наиболее широкое применение нашли рогатки, которые изготавливались в дневное время в глубине первой позиции из жердей и колючей проволоки, а с наступлением сумерек скрытно подносились к переднему краю, сосредоточивались в складках местности и ночью выносились за первую траншею на 50–60 м. Всего было устроено 9100 м проволочных заграждений.
В глубине обороны устраивались лесные завалы и барьеры силами саперных и артиллерийских подразделений.
С переходом к обороне личный состав саперных подразделений переключался на новый суточный режим: ночью – устройство заграждении перед передним краем обороны, а днем – отдых и подготовка к выполнению очередной задачи.
При устройстве заграждений перед передним краем принимались меры, снижающие шум шагов, исключались разговоры, курение. Непосредственно минирование осуществлялось ползком. Все саперы были одеты в летние маскхалаты.
 
Июнь 1944 год. Калининский фронт
 
«В ночь с 21 на 22 июня 1944 г. саперы 65-й гвардейской стрелковой дивизии обеспечивали нашу разведку боем. Восемь саперов группы закрепления под командованием младшего лейтенанта Медзяновского, потеряв двух убитыми и одного раненым, обеспечили закрепление занятых в бою позиций. В бою отличились дивизионный инженер гвардии капитан Шамшуров, Медзяновский, рядовые Жуков, Белый, Проверен и Якимов. Погибли Смагин и Беглецов». Произошло это на завершающем этапе обороны 65-й гвардейской стрелковой дивизии под г. Новоржевом. В порядке подготовки перехода дивизии в наступление на одном из участков обороны была проведена разведка противника боем силами штрафного офицерского батальона. Саперам поставили задачу обеспечить его продвижение через заграждения (свои и противника) перед передним краем обороны и закрепить захваченный в ходе боя рубеж.
За две ночи до начала разведки 96-й гвардейский саперный батальон дивизии (командир гвардии полковник Удалов) проделал вручную проходы в своих минных полях, а за одну ночь – в минных полях противника. С целью обеспечения внезапности атаки проходы в проволочных заграждениях проделывались взрывным способом с началом артиллерийской подготовки. Сигналом служил первый залп «катюш». Самодельные удлиненные заряды устанавливались под проволочные заграждения за 2–3 часа до начала атаки. Они были изготовлены из реек (узких досок) и крепко привязанных к ним толовых шашек. Управление взрывом осуществлялось с помощью взрывателей натяжного действия МУВ, вставленных в торцевые шашки зарядов, и длинных отрезков телефонного провода, идущих от взрывателей в первую траншею, где находились расчеты саперов. На каждую роту – 4 прохода (один запасной). Места удлиненных зарядов и проходы, проделанные в проволочных заграждениях, служили ориентирами для атакующих подразделении, находившихся в первой траншее вместе с саперами. Эти сведения были доведены до каждого участника боя.
После подрыва зарядов и переноса огня нашей артиллерии на вторую траншею противника батальон должен был идти в атаку. Однако этого не случилось. Зная по опыту, что саперов могут обвинить в срыве атаки из-за неготовности проходов, мы с гвардии полковником Удаловым вначале подняли в атаку центральную роту (мы находились в первой траншее вместе с ней), а затем я приказал ему поднимать в атаку и выводить на проходы левофланговую роту, а сам побежал в правофланговую. Роты поднялись и рванулись к обороне противника через проходы. За ними же устремилась группа закрепления успеха гвардии младшего лейтенанта Медзяновского с противотанковыми минами.
Как только началась атака, противник открыл сильный артиллерийский и пулеметный огонь. По рубежу нашей первой траншеи он поставил огневую завесу, очевидно, считая, что тем самым отрезает последующие эшелоны «наступающих». Задача разведки боем была выполнена – противник в значительной мере раскрыл свою систему огня. Командир 65-й гвардейской стрелковой дивизии генерал-майор М.Андрюшенко поблагодарил саперов за смелые и умелые действия.

http://otvaga2004.ru/boyevoe-primenenie/boyevoye-primeneniye01/frontovye-epizody/


© WIKI.RU, 2008–2017 г. Все права защищены.
первая клининговая компания в спб