Иудаизм
Википедия
Иудаизм
Иудаизм, иудейство – это религиозное, этическое и национальное мировоззрение еврейского народа. Иудаизм является одной из древнейших монотеистических рели... читать далее »
Новости иудаизма
16.12.2013 23:24

Чужой беды не бывает. Иудаизм.

Чужой беды не бывает
Но помочь попавшим в беду людям можно. Для этого необходимы талант доброты, умение превращать сочувствие в содействие, способность отзываться на чужую беду, как на свою. Потому что чужой беды не бывает…

В горе и беде человеку нередко кажется, что жизнь перестала иметь смысл. Не только телесные раны приносят боль. Душевная рана столь же, если не более, болезненна: трагедия остается незаживающей раной в сердцах людей.

А вот "забинтовать" душевную рану гораздо сложней: по сути, это – научить людей жить по-новому. Этим и занимается СЭЛА (SELAH).

На днях случилось мне побывать на необычном семинаре. Начался он с прогулки по парку Ха-Яркон, продолжился посещением Зала Независимости, далее дети посетили Сафари, а для взрослых последовала экскурсия по старому Яффо, затем – прогулка на катере вдоль Яффо и Тель-Авива.

Согласитесь: весьма интересная программа! В чем же необычность семинара? Его участники – люди, в чей дом постучалась беда, а организатор – СЭЛА, израильский Центр помощи репатриантам в кризисных ситуациях (SELAH, סל"ע – מרכז סיוע לעולה במשבר)

Рут Бар-Он, генеральный директор Центра помощи репатриантам в кризисных ситуациях – идейный вдохновитель Центра. Будучи в начале 90-х годов руководителем Общественного Совета солидарности с евреями из Советского Союза, она зашла в больницу проведать раненных в теракте.

Здесь Рут обратила внимание: возле постели одного пострадавшего – чуть ли не десяток людей. В то же время у постели другого раненого – никого. Оказалось, что этот человек – новый репатриант, и у него в стране нет ни родственников, ни друзей. Тогда у Рут и зародилась идея о создании центра помощи репатриантам.

В 1993 году родилась СЭЛА – единственная в Израиле общенациональная организация профессионалов и волонтеров, оказывающих все виды помощи новым репатриантам.

Коллектив СЭЛА по праву можно назвать командой спасателей. В любое время дня и ночи, в выходные и праздничные дни, в любом уголке Израиля спасатели приходят на помощь.

Рядом с теми, кто попал в беду, оказываются люди, умеющие сопереживать, и готовые разделить боль, а главная их задача – вытянуть пострадавших из кризиса, чтобы они продолжили жить.

Нина Гален: "Мое сердце упало…"

Сложно представить, что чувствует сердце матери, потерявшей единственную дочь. Волею судьбы Нина Гален, бабушка трех внуков, стала опекуном двух старших мальчиков (13 и 10 лет).

29 апреля 2013 года в Иерусалиме, в районе Неве Яаков, была убита 39-летняя Ирис Горелик-Васильева, мать троих детей, служащая министерства просвещения, поэтесса.

Тем страшным вечером старший внук позвонил бабушке: почему-то мамы все еще нет дома. "В этот момент мое сердце упало", - вспоминает Нина.

Надежда, что с дочерью ничего не случилось, придавала сил. В три часа ночи Нина отправилась в полицейский участок: "Давайте искать машину дочери, так мы быстрее найдем Ирис".

Вместе с полицейским Нина побывала на работе дочери, объехала ряд арабских деревень – машины нигде не было. И тогда Нина стала настаивать, чтобы полиция вскрыла квартиру бывшего зятя.

Когда Зеэв вышел из квартиры, полицейский дежуривший на площадке, в его облике ничего подозрительного не обнаружил. Зато полицейский у подъезда, заметил царапины на руках Зеэва, и развернул его.

Приди полицейские на полчаса позже – и не было бы раскрыто убийство, тщательно спланированное Зеэвом и Ольгой Горелик (именно она за несколько недель до совершения преступления искала информацию в интернете, как замести следы с помощью сильнодействующих химических средств)…

Младший ребенок Ирис, в три года потерявший мать, остался со своим отцом, вторым мужем Ирис. Старшие сыновья потеряли обоих родителей – они сожгли фотографии отца, суд над которым продолжается.

Нина, по сути, заменила старшим мальчикам ушедшую в мир иной маму, понимая, что дочь не вернуть, и никто кроме нее не поставит сирот на ноги. Хотя после такого удара и самой трудно встать на ноги.

"Они были первыми, кто вышел на нас и кто протянул руку помощи", - говорит Нина о СЭЛА. – Мы с зятем были совершенно раздавлены – не соображали, что с нами происходит, не знали, что предпринимать.

Буквально на следующий день после раскрытия убийства к нам на встречу приехали Наташа Корец, которая взяла меня под свою опеку, и Алекс Гершанов, принявшийся опекать зятя.

Старшие дети переехали ко мне – СЭЛА купила для них кровати. Надо было навестить 93-летнюю мать в Беэр-Шеве – СЭЛА организовала мне с детьми поездку…

- Чужие люди в доме – это не напрягает, не раздражает? – задаю я провокационный вопрос.

- Невозможно описать словами, с каким чувством такта и понимания отнеслись к нам эти люди. На все возникающие проблемы и вопросы Наташа находит реальные решения и ответы – она всегда берет трубку, всегда рада помочь. Я полюбила Наташу – ее невозможно не полюбить, - убежденно ответила Нина.

Михаил Слуцкер: "Более прекрасной женщины не было на земле"

Уход из жизни близкого человека всегда воспринимается, как несправедливость. Человеческий разум восстает против необратимой разлуки. Уже одно только понятие "смерть" лишает человека сил и надежды. Тяжело и невыносимо сложно принять мир, где больше нет для тебя близкого и родного человека.

Михаил и Фаина Слуцкер репатриировались в Израиль 19 ноября 2003 года, и поселились в Сдероте, где проживала их дочь с семьей. Спустя три года, 15 ноября 2006 года, 57-летняя Фаина погибла при обстреле Сдерота "кассамами"…

В этот день, 15 ноября, Сдерот постоянно обстреливали из сектора Газа. Тем временем у жителей города были свои планы, дела. Супруги Слуцкер записались на утренние часы на прием к врачу, и в поликлинику шли под обстрелом, периодически прячась в бомбоубежища.

Михаил поменялся с Фаиной очередью к врачу – она спешила на работу, которую ей навязали по программе трудоустройства "Висконсин", несмотря на частые приступы боли в связи с остеопорозом, из-за чего женщина медленно и с трудом передвигалась.

Михаил оставался в поликлинике, когда ракетный обстрел вновь обрушился на Сдерот. После сигнала тревоги Фаина не успела спрятаться в бомбоубежище – остеопороз помешал…

В связи с гибелью супруги на Михаила Слуцкера обрушились безысходность и непреодолимое чувство вины: это он уступил жене очередь к врачу, это он должен был погибнуть…

Михаил работал механиком молочного завода в городе Жуковка Брянской области, когда туда на практику приехала Фаина.

"Познакомились, поженились, родили двух детей, переехали в Брянск, где меня назначили главным инженером производства молочной промышленности, - рассказывает Михаил. - И беды, и радости у нас были общие. Я никогда не слышал плохого слова от супруги. Мы прожили счастливых 36 лет в браке. Более прекрасной женщины не было на земле – я мизинца ее не стою".

После трагедии Михаил и дочь с семьей не могли больше оставаться в Сдероте – все они переехали в Ашкелон. И сейчас, спустя семь лет, трагедия не отпускает ни отца, ни дочь – оба они вынуждены прибегать к помощи психолога.

Нет более чуткой антенны, чем человеческая душа. У работников СЭЛА, принимающих на себя огонь беды и ответственность за судьбы людские, душа настроена на волну высокой человечности. Искренние чувства открывают любые двери.

"Первое время я не хотел жить, мне никто был не нужен, - признается Михаил. - Только благодаря Наташеньке Корец, которая постоянно приезжала, много говорила со мной, я немного стал приходить в себя.

Позже мне уже хотелось, чтобы она приезжала чаще. У нас в семье приняты ласкательные обращения. Внученька, которая служит в ЦАХАЛе, говорит мне "дедуля". А Наташенька зовет меня Мишенькой – уже только за это я благодарен ей: она напоминает, как ко мне обращалась жена.

Работники СЭЛА – молодцы: они находят дорогу к людям, помогают пережить горе. С ними забываешь о наболевшем, мне приятно общаться с ними".

Александр Коваленко: "У меня никого нет, кроме внука и СЭЛА"

В 1995 году в Москве на Рош а-Шана участники общества "Память" убили 27-летнюю Лену Коваленко-Абрамович, только за то, что ее мать – еврейка.

Петр, муж Лены, самостоятельно занимался расследованием, и спустя три месяца в своей компании признался, что знает убийц жены. Вскоре после этого признания и Петр был убит. Сиротой остался 9-летний сын этой пары.

Александр и Елена Коваленко, жители Одессы, забрали внука к себе. "В нашем городе тогда процветал бытовой антисемитизм, какие-то добровольцы составляли перепись евреев, в доме постоянно раздавались телефонные звонки с угрозами. По работе часто тормозили мои продвижения, так как я был женат на еврейке", - вспоминает Александр.

Отслужив 40 лет на флоте – от матроса до капитана дальнего плавания, объездив не один раз вокруг света, Александр заявил семье: "Поедем только в Израиль, где я не буду слышать оскорблений по поводу национальности".

В марте 1997 года Александр с супругой Еленой и внуком репатриировались в Израиль, поселившись в Нетании.

Съемное жилье, внук-ученик и его проблемы в школе, гепатит С, "репатриировавшийся" вместе с Еленой, выпускницей консерватории, в бывшем – солистки оперного театра, затем – преподавателя сольфеджио, невозможность трудоустройства Александра по специальности из-за возраста – совсем непростой оказалась абсорбция репатриантов. Лишь спустя два года кто-то посоветовал им обраться в СЭЛА.

"В СЭЛА моментально отреагировали, очень помогли, особенно психологически, благодаря их помощи мы сумели выжить, - признается Александр. – Начиная с Рут Бар-Он, руководителя СЭЛА, работники Наташа и Алекс, добровольцы Дина, Пинхас, Лея, водители, - все они проявили и проявляют искреннее дружеское участие в нашей жизни, и встреча с ними – как с родными людьми.

Все эти годы они держат нас под контролем и вытягивают, вплоть до того, что помогли приобрести амидаровскую квартиру".

Жизнь постепенно налаживалась. Внук вырос, сейчас служит в спецназе. Год назад в семью снова пришла беда – тяжело заболела Елена, сказался гепатит С.

И снова представители СЭЛА были рядом – дежурили у ее больничной койки, помогали приобретать лекарства, оказывали материальную помощь. Увы, болезнь победила.

"Сейчас у меня никого нет, кроме внука и СЭЛА, моей родной семьи. И весь Израиль, где даже на улице чужие люди спешат друг другу на помощь, – не просто страна, а семья", - говорит Александр.

Наташа Корец: "В нашей работе нет случая, когда не больно"

Социальный работник по специальности, Наташа работает в организации СЭЛА с истоков ее основания. Репатриировалась в Израиль из Москвы в 1990 году после 17 лет отказа (из-за специальности мужа, крупного физика-теоретика).

В Израиле выпускница Ленинградского института театра, музыки и кинематографии, решив переквалифицироваться, окончила факультет "Социальная работа" Еврейского университета.

"В нашей работе нет случая, когда не больно, потому что мы всегда рядом с горем, - говорит Наташа. - Мы справляемся, поскольку в наших руках профессия и жизненный опыт. Мне в работе также помогает прежний опыт и знание всемирной литературы и драмы. Театр – это концентрация всех людских страстей, перипетий и катастроф. Когда ты знаешь это с точки зрения общечеловеческой культуры, то, когда входишь в контакт, это дает возможность каждый случай не только услышать и почувствовать, но еще понять реакцию и специфику каждого человека, чем именно ему можно помочь".

Спустя годы боль притупляется, раны затягиваются. "Время лечит" - кто не знает эту фразу?

"Это настолько неверные понятие и тенденция, что как раз эту фразу ни в коем случае нельзя использовать, - считает Наташа Корец. – Несмотря на то, что все люди разные, эта фраза ранит всех.

Время не лечит – это боль становится другой. К каждому человеку нужен индивидуальный подход. Очень часто человек в беде становится одиноким, потому что прежнее окружение не знает, как с ним общаться.

Одному легче, когда ему сочувствуют, кто-то, напротив, не желает вступать во взаимодействие с другими людьми. Важно понимать, что сиюминутного результата ждать не стоит. Необходимо время, чтобы дать человеку возможность приспособиться к новой действительности, к новому миру".

Алекс Гершанов: "Тот, кто вместе с тобой по дороге идет"

Алекс Гершанов, педагог по образованию, изучавший также психологию и социальную работу, в СЭЛА работает уже шесть лет. 12 лет назад Алекс овдовел. "Тогда мне не встретилась СЭЛА, адаптироваться к жизни помогли друзья, коллеги и собственный профессионализм, - говорит Алекс. – Сейчас, работая в СЭЛА, я понимаю и вижу, что система поддержки, оказываемая Центром, более действенна.

В учебниках пишут, что существует несколько стадий реабилитации. Это действительно так, но использовать данное утверждение, как окончательную рекомендацию, ни в коем случае нельзя: главное в нашей работе – индивидуальный подход".

Алекс считает, что он – на своем месте, помогая людям выйти из кризиса. "Мы счастливы наглядно видеть результаты своего труда, говорит Алекс. - Те, с кем мы были в часы беды и отчаяния, делятся с нами своей радостью.

Инна, которая осталась парализованной после теракта в Иерусалиме, когда выходила замуж, пригласила нас на свадьбу. А недавно мы поздравляли ее с рождением дочери".

Начиная работать в СЭЛА, Алекс сделал в своем блоге такую запись: "То, что я делаю, называется "мадрих", от ивритского слова "дэрэх", что значит - "дорога".

Ну а я, стало быть, - проводник, "тот, кто вместе с тобой по дороге идёт". Одна из пострадавших как-то сказала: "Мы - инвалиды души". Слово "инвалид" предполагает некое ограничение, неспособность к чему-либо.

Еще, как правило, инвалидность видна окружающим. А вот такая, душевная, - нет. И только шрам от раны останется в душе навсегда и будет отзываться, как на погоду, на воспоминания, на знакомый запах и мелодию. И от этого никуда не денешься".

Дина Ханох: "Все свободное время занимаюсь волонтерством"

Принять боль каждого, найти слова и действия, чтобы отвлечь от беды – это и талант, и жизненный опыт. В состав коллектива специалистов СЭЛА входят психологи, психиатры и социальные работники, специализирующиеся на оказании помощи в случае психологической травмы, а также волонтеры – добровольцы.

Основная часть добровольцев СЭЛА – люди, когда-то тоже пережившие горе, которым в прошлом СЭЛА оказала помощь. Они научились жить заново, и теперь помогают тем, кому это предстоит.

В команде, которая приходит в дом, где случилась беда, или в больницу к раненому, обязательно есть носитель языка и культуры пострадавшего. Среди добровольцев СЭЛА – врачи, учителя, студенты – неравнодушные люди.

Дина Ханох репатриировалась в Израиль из Риги в 1971 году. Так случилось, что в том же году познакомилась и подружилась с Рут Бар Он. Когда Рут основала организацию СЭЛА, ей понадобился опытный врач-психиатр, и она обратилась к Дине, в ту пору заведующей поликлиниками душевного здоровья.

"Пока я работала, я отдавала добровольческой деятельности определенную часть времени - говорит Дина. - Выйдя на пенсию, все свободное время занимаюсь волонтерством. Взрывы, теракты…

Нередко первая помощь оказывается при организации похорон или в Институте судебной медицины, где происходит опознание, как это было после трагедии в Дельфинариуме, – там, где требуются мои профессиональные навыки".

Каждого из своих подопечных за 20 лет сотрудничества с СЭЛА Дина помнит. Многие из них, уже не нуждаясь в помощи специалиста, звонят Дине, чтобы просто пообщаться с ней.

"В сегодняшнем семинаре принимает участие женщина, которая 12 лет назад потеряла своего взрослого сына. Женщина решила снова познать радость материнства.

В немолодом возрасте это – весьма непросто, особенно когда окружающие считают ее не мамой, а бабушкой. Тем более, ее внуку – 19 лет, а дочери всего 8 лет. Год назад ушел из жизни муж этой женщины. Конечно, ей легче пережить горе, участвуя в работе семинара".

Возвращаясь к необычному семинару

Семинары – это одна из форм работы СЭЛА с пострадавшими, и участвуют в них те, в чьи судьбы ворвалась беда, причем далеко не сразу после случившегося.

Этому предшествуют дни и месяцы индивидуальной кропотливой работы сотрудников СЭЛА с каждым из пострадавших, прежде чем они приходят к пониманию, что не одиноки, что есть люди, кто разделяет с ними их горе и хочет помочь, когда они готовы к общению.

Когда люди, пережившие беду, встречаются с такими же пострадавшими, они получают легитимацию и слез, и гнева, и возможность вместе порадоваться хорошему дню, приятной прогулке.

В продолжение семинара в гостинице Кфар-Макабия, где остановились его участники (при содействии спонсоров, поддерживающих работу СЭЛА), наутро работали группы психологической поддержки. Дети тем временем осваивали игры в спортивном комплексе.

"Не спрашивай, по ком звонит колокол"

Никто не застрахован от различных невзгод в этой жизни. Обычно люди полны радужных надежд, солнечных устремлений, позитивных планов.

И никто: ни получившие тяжелейшие травмы в аварии, ни пришедшие отдохнуть на дискотеку в "Дольфи" или кафе "Парк", ни семьи погибших при пожаре на горе Кармель, ни семьи, потерявшие кормильца, ни пострадавшие от военных действий, ни семьи погибших и раненых во Второй Ливанской войне, – не рисовали свое будущее мрачными красками.

Но жизнь внесла свои коррективы. Люди не должны переживать горе в одиночестве. "Я един со всем Человечеством, а потому не спрашивай, по ком звонит колокол: он звонит по Тебе", - написал Эрнест Хемингуэй в эпиграфе к своему роману "По ком звонит колокол".

За 20 лет существования СЭЛА помощь от Центра получили около 25 тысяч репатриантов.

Среди подопечных СЭЛА – выходцы из Аргентины, Ирана, Эфиопии и других стран мира, но большую часть составляют русскоговорящие репатрианты.

Сайт Центра помощи репатриантам в кризисных ситуациях - СЭЛА в Интернете: www.selah.org.il

Галина Маламант








http://aen.ru

© WIKI.RU, 2008–2017 г. Все права защищены.