Информационные технологии
Операционные системы
Информационные технологии
Информационные технологии представляют собой широкий класс дисциплин и сфер деятельности, которые относятся к технологиям создания, хранения, управления, ... читать далее »
Новости ИТ
30.07.2020 10:23

Как сделать, чтобы роботы не смогли вмешаться в нашу личную жизнь . Информационные технологии.

Как сделать, чтобы роботы не смогли вмешаться в нашу личную жизнь
ЮНЕСКО объявила глобальную онлайн-консультацию по этическим аспектам использования искусственного интеллекта. Задумано это для того, чтобы любой человек в мире смог принять участие в работе международной группы экспертов по искусственному разуму и помочь отладить его работу.
Действительно, бурное развитие технологий принесло с собой и массу этических проблем. Особенно при использовании данных в медицине. Вот дилемма. Чем больше известно о человеке, включая самые индивидуальные, даже самые интимные подробности его жизни, тем робот качественнее поставит диагноз. Но кто даст гарантию, что данные о пациенте станут известны только машине? И кого-то из пациентов, с неизлечимым заболеванием, например, или склонностью к суициду, в результате не примут на работу, не дадут ему страховку.
Как найти тот баланс, который позволит обеспечить приватность человека и эффективное развитие технологий одновременно? Возможен ли он? Об этом наш разговор с Александром Гусевым, членом наблюдательного совета ассоциации разработчиков и пользователей искусственного интеллекта для медицины "Национальная база медицинских знаний", члена Экспертного совета Министерства здравоохранения РФ по вопросам использования информационно-коммуникационных технологий в системе здравоохранения.
Александр, на ваш взгляд, можно решить это противоречие?
Александр Гусев: Да, если личные данные о человеке обезличить. Для искусственного разума они и не нужны. Роботу не надо предъявлять ни паспорт, ни полис. Для искусственного интеллекта важен масштаб данных, так называемая big data. Так что при мудром подходе и "овцы будут целы и волки сыты". То есть и компании смогут создавать продукты на основе технологий искусственного интеллекта, и их результат будет максимально продуктивным, а значит, и качество медицинской помощи станет несравнимо выше.
Большинство читателей вам в ответ скажет: "И к обезличенным данным можно найти ход, а потом использовать их в корыстных целях". Как быть?
Александр Гусев: Безусловно, гарантию в "тысячу" процентов никто не сможет дать пока ни в одной стране мира. Потому вопрос этики и цифры и является сегодня одним из самых острых в развитии технологий на основе ИИ. Но давайте посмотрим правде в глаза: полностью гарантировать сохранность тайны в сегодняшних реалиях невозможно и без всякого искусственного интеллекта. 99 процентов из нас сидят в соцсетях. У многих включена геолокация в телефонах. Практически все мы пользуемся банковскими картами. И все это — тоже отчасти медицинская тайна, потому что по поведению в соцсети, по частоте посещения медицинских организаций, по тому, что мы покупаем, как часто ходим в рестораны, и даже по тому, сколько раз мы были женаты, технологические компании могут узнать о нашем здоровье куда больше, чем мы можем себе представить. Но никто ведь на этом основании не предлагает запретить мобильные телефоны, банковские карты или соцсети. Тоже самое и с обезличенными медицинскими данными. Чтобы учесть этические нюансы проблемы, думаю, нужно закрепить законодательно, чтобы обработка и доступ к таким данным были регламентированы и подконтрольны государству. Если же мы будем только сидеть и питаться своими страхами, у нас не будет ни новых проектов, ни роста экономики. И российские компании с отличными проектами и мощным потенциалом так никогда не выйдут на глобальный рынок.
Сегодня, по сути, уже сформировались основные модели отношения разных стран мира к использованию данных о человеке. На одном полюсе Китай, где власти не считают зазорным знать о человеке всю его подноготную, и использовать данные "на его же благо", на другом — Великобритания, с ее крайне деликатным отношением к личным данным. Как вы считаете, какая схема ближе всего России?

Александр Гусев: Думаю, у нас должен быть свой путь. В Китае используют именно личные данные, причем, вне зависимости от желания граждан. И у нас это, конечно, вызовет явное отторжение общества. Всем известен пресловутый индекс благонадежности китайца. Камеры сканируют каждый шаг: нахамил продавцу в магазине — индекс снижается, много покупаешь алкоголя — он становится еще ниже. А вот если занимаешься спортом и ходишь в библиотеки — тогда твоя благонадежность в глазах государства становится выше. Почти по Оруэллу. Но китайцы особо и не задумываются о своей приватности, они считают систему в целом справедливой. Ко всему использование данных позволяет Китаю и технологии бурно развивать. Практически не осталось сфер, где бы они не находились в авангарде. Ведь искусственный интеллект это далеко не только изобретательный механизм слежки за гражданами. Медицинские данные в Китае объединяются с информацией из соцсетей, географическим положением, экономическими и экологическими данными. Интеграция источников информации в наборы данных, которые можно анализировать, становится ключом к использованию больших данных. Большие данные генерируются и обрабатываются с такой скоростью, которая позволяет оперативно использовать их для профилактики и лечения заболеваний.
А в США, например, в прошлом году запустили программу "Все мы". Она соберет данные генома, данные об окружающей среде и образе жизни одного миллиона американцев. Эти данные будут использованы в здравоохранении. И это первая в мире госпрограмма, которая не только собирает, но и выдает анализ каждому из участников. В Великобритании есть биобанк, куда собраны данные о десятках тысяч британцев. Конечно, обезличенные, и исключительно в целях развития новых технологий в медицине.
Созрело ли наше общество до таких программ, как в США "Все мы"?
Александр Гусев: Я думаю, большинство людей в нашей стране рассуждают здраво, без всякой паранойи. Они понимают, что будущее за новыми технологиями. Нам всем нужно определиться, что для нас важнее — найти заранее "виноватого" в ошибках искусственного интеллекта или вовремя начать освоение этой технологии и выращивание собственных российских компаний и продуктов, чтобы потом не тратить деньги на покупку иностранных продуктов, как еще недавно было с процессорами, операционными системами и другими ИТ-продуктами.
Тем временем
На Ямале робот проанализировал почти 30 тысяч электронных медицинских карт больницы в Муравленко. По сути это почти все население этого небольшого города, в нем всего — 32 тысячи жителей. В трети случаев были выявлены пациенты с высоким и очень высоким риском развития сердечно-сосудистых заболеваний. Впоследствии врачи пригласили их на углубленное обследование.
Кроме того, с помощью искусственного интеллекта были проведены повторные анализы результатов компьютерных томографий, загруженных в центральный архив медицинских изображений региона. Цель — выявить признаки рака легких на ранних стадиях. Были проанализированы более 600 изображений пациентов. В 49 случаях искусственный разум заподозрил признаки онкологии. После повторной проверки врачи подтвердили предварительный диагноз в 21 случае.
Проект, запущенный на Ямале, пилотный. Он проходил в режиме клинических испытаний. Но, уверены эксперты, уже сейчас он доказал, что новые технологии позволят снизить количество врачебных ошибок, прогнозировать развитие заболеваний, проводить мониторинг состояния пациентов и вовлекать их в заботу о собственном здоровье.
Как отмечают специалисты, искусственный разум в разной степени применяется сегодня уже в 30 регионах страны. Об этом сообщает "Рамблер"

© WIKI.RU, 2008–2017 г. Все права защищены.